Ледниковый период по-российски

Объемы продаж пищевого льда в России на несколько порядков ниже, чем в тех же США, где без ледяных кубиков не обходится ни одна вечеринка, и даже рядовой ужин... Возможно, в этом виноват наш холодный климат и отсутствие культуры массового потребления коктейлей. Впрочем, подобное положение дел стимулирует немногочисленные компании, работающие на «ледяном» рынке, придумывать не только новые способы продвижения своей продукции, но и ее виды...

Одними из первых внедрять использование льда в ресторанной практике стали в «МакДональдс», где добавляли лед в газированные напитки, причем нередко кубики занимали до половины от объема стакана. От этого, кстати, «МакДональдс» только выигрывал, т. к. себестоимость льда все же существенно ниже, чем цена вытесняемой им колы... Сегодня сеть остается одним из самых активных потребителей пищевого льда в общепите: каждое заведение расходует 200–250 кг продукта в день (морозильную технику поставляет в закусочные компания Coca-Cola).

Ледяные торосы
В настоящее время многие крупные торговые сети и рестораны, как правило, имеют льдогенераторы и производят лед для своих нужд. Например, в универсамах «Перекресток» чешуйчатый пищевой лед, используемый для сохранения охлажденной рыбы, — исключительно внутреннего производства. Компания «Росинтер Ресторантс Холдинг», управляющая крупнейшей ресторанной сетью (более 200 заведений), также делает лед сама. Если же говорить об отелях, то льдогенераторы имеются только в многозвездочных гостиницах, тогда как на Западе они нередко установлены прямо в номерах гостиниц менее высокого класса.

Пищевой лед «на продажу», качественные параметры и упаковка которого должны быть выше, сами супермаркеты не производят. В Москве работают две компании, производящие и продающие пищевой лед, — это «Фрозекс» и «АСТ-Айс», чей суммарный годовой оборот, по предположениям экспертов, невелик и составляет всего несколько сот тысяч долларов (в Америке оборот рынка пищевого льда превышает полмиллиарда долларов). По некоторым данным, сейчас ежемесячный объем продаж компании «Фрозекс» — порядка 25 тонн, «АСТ-Айс» — около 15 тонн. Но продажа льда — бизнес с ярко выраженной сезонностью. Зимой спрос на лед падает в два-три раза... В общем-то, это и есть вся емкость российского рынка пищевого льда (без учета предприятий, выпускающих лед для собственных нужд).

Компания «АСТ-Айс» занялась продажей пищевого льда одной из первых, и, по словам ее коммерческого директора Сергея Храмцова, когда десять лет назад создавался бизнес, мало кто воспринимал его всерьез: «На вопрос о предложении поставить в магазин лед, мне отвечали “Может, вы еще и воздух предложите?”». Три года назад на рынок вышла компания «Фрозекс» (сейчас занимает лидирующие позиции), и, по словам ее совладельца Рустема Мусатова, также столкнулась с недопониманием. В свое время Рустему вместе со вторым партнером Вячеславом Арпениным идею производства пищевого льда предложили друзья из Риги. Они увлеклись этим делом, не учтя того, что в «европейской» Прибалтике давно выработалась культура потребления льда, в отличие от России, где до нее, очевидно, еще не так близко, как хотелось бы бизнесменам. Увы, но бума на пищевой лед в стране пока нет... Неудивительно, что за последние несколько лет четыре-пять компаний на «ледяном» рынке, не найдя должного спроса, обанкротились. «АСТ-Айс» и «Фрозекс» пока держатся.

Одной из трудностей бизнеса, по мнению Храмцова, является недейственность рекламы продукта: прямая реклама пищевого льда не работает, остается уповать на другой коммуникативный принцип — «door to door», т. е. объяснять все его преимущества не только торговым сетям и магазинам, но и потребителям. Средств же на полноценную рекламную кампанию у операторов рынка нет. Между тем Рустем Мусатов утверждает, что самодельный лед, по сравнению с промышленным, имеет явные недостатки: «Дело в том, что лед имеет пористую структуру, а люди его, понятно, делают в морозильном отделении холодильника, где уже лежат мясо с рыбой, чьи запахи лед отлично впитывает. Еще один немаловажный аспект — водопроводная вода, которую, чтобы сделать “вкусный” лед, необходимо тщательно очищать, что мы и делаем и что невыполнимо в домашних условиях. Как говорится — почувствуйте разницу!»

По словам же Сергея Храмцова, российский покупатель льда весьма требователен, поэтому качество продукции имеет для всех производителей принципиальное значение, тогда как в США, где лед используется населением практически ежедневно, эти требования не столь важны. Главное — лед должен быть прозрачным и не слипшимся, а упаковка — герметичной, чтобы в случае таяния вода не вылилась, залив сумку или холодильник покупателя.

По словам Мусатова, основные клиенты «Фрозекса» — частные покупатели и мелкие розничные торговые точки, которые не могут или не хотят покупать собственный льдогенератор. «Фрозекс» продает лед через сеть «Седьмой континент». «АСТ-Айс» поставляет пакетированный лед в «Ашан» и «Метро», на автозаправки BP и «Лукойл».

На наш вполне резонный вопрос: «Почему бы в маркетинговых целях не делать лед цветной, привлекающий внимание покупателей?», Рустем Мусатов ответил, что потребителей это, по его мнению, только отпугнет — несмотря на использование для окраски исключительно пищевых красителей, люди будут уверены, что цвет получен с помощью «химии». К тому же красители быстро загрязняют резервуары и трубки с фильтрами льдогенератора, постепенно выводя дорогостоящий агрегат из строя. И поэтому пока никто из производителей на подобный шаг не решился...

При этом, как утверждают производители, на лед торговцы устанавливают весьма высокую наценку — 40–45%, собственно, килограмм пищевого льда обходится покупателю до 28 рублей. Однако чистая прибыль компании-производителя не слишком большая, поскольку она вынуждена тратиться на аренду, фильтрацию воды (одна фильтрационная установка «Фрозексу», по словам Мусатова, обошлась в 5 тысяч евро, но когда компания начала работать с водочной компанией «Медофф», выпуская лед под этой маркой, потребовалось улучшить фильтрацию воды, что стоило еще 10 тысяч), транспортировку льда в специальных машинах (переоборудование одной «газели» стоит почти 5 тысяч евро), хранение (20-футовый контейнер с холодильной установкой обойдется порядка 10 тысяч долларов), упаковку...

Промышленный льдогенератор стоит около 120 тысяч долларов, но все, из-за незначительных объемов производства, обходятся генераторами гораздо меньшей производительности. Например, у «Фрозекса» установлены льдогенераторы марки Scotsman, рассчитанные на ежедневную заморозку почти 700 кг льда (каждый стоимостью порядка 18 тысяч евро). При этом, что интересно, летом производительность агрегата уменьшается — из-за более теплой водопроводной воды, понижающей скорость заморозки. Принцип работы льдогенератора чем-то напоминает работу пельменного агрегата: в нем есть резервуар, куда закачивается уже отфильтрованная вода и в котором установлены сменные формочки для льда. По словам Мусатова, обычно лед делают конусообразной формы, со сглаженными краями — иначе лед может прорезать не только целлофановый пакет, но и руку человека. Как только процесс заморозки заканчивается (он длится порядка получаса при –18°C), в агрегат впускается горячий пар, и лед отмораживается, поступая в накопительный бункер. При этом у всех производителей льдогенераторы работают практически в круглосуточном автоматическом режиме (достаточно его подключить через фильтрационную систему к водопроводу), и лед, накопленный за ночную работу, упаковывают на утро.

По словам коммерческого директора компании «Рефкон» Виталия Коровина, ежегодно в России продается льдогенереаторов на 20–30 млн долларов, включая льдогенераторы для собственных нужд предприятий торговли и общепита. При этом диапазон по производительности и ценам — широчайший.
Помимо пищевого льда, «Фрозекс» производит ледяные блоки — стандартный, размером 50х80х25 см, может стоить до 100 долларов. И спрос на них есть прежде всего со стороны скульпторов по льду, которые в летнее время не могут взять натуральный лед с водоемов. Как утверждает Мусатов, подобная новая машина американского производства стоит до 100 тысяч долларов, но они приобрели подержанную, существенно дешевле...



Посуда быстрого таяния
Тем не менее есть на «ледяном» рынке ниши, пока освоенные еще меньше, чем производство пищевого льда. Михаилу Мухе, в прошлом кадровому военному, нужна была оригинальная идея. И она пришла: ею стало изготовление ледяных рюмок в промышленном масштабе (на самом деле, и до этого ледяную посуду выпускал ряд компаний, занимающихся ледяными скульптурами, вот только точили они ее вручную, на фрезерных станках, и поэтому цена была на фактически одноразовую посуду слишком высокая — до 100 рублей за штуку). Применение ледяных стопок, по мнению Михаила, могло быть весьма интересно — для вечеринок, банкетов, баров... Наконец, эту посуду можно, и даже нужно, разбить, грохнув о пол, — осколки все равно растают. Так что фактически Михаил взял на себя самую сложную миссию на начальном этапе любого эксклюзивного бизнеса — создать моду. В данном случае — на ледяную посуду...

«Правда, от идеи до ее реализации прошло полгода, — вспоминает Михаил Муха. — Дело оказалось не таким простым, как я предполагал сначала: сделал формочку, налил водички, заморозил... и все. В ходе первых опытов у меня получалась какая-то неровная льдышка. Оказалось, при работе со льдом необходимо учитывать массу нюансов, например: что вода при кристаллизации расширяется, нельзя резко понижать температуру, иначе лед треснет, нельзя использовать воду из-под крана...»
Конечно, есть одна австралийская компания (в Москве ее продукцию предлагает компания «Радиус»), формы которой для изготовления посуды изо льда можно заказать в Москве, но цена их начинается от 1,5 тысяч евро, что повлияло бы на себестоимость посуды не лучшим образом. Пришлось Михаилу изобретать формы самому, а каждую рюмочку укутывать пленкой — для предотвращения сколов и быстрого таяния при транспортировке в термоконтейнерах.

Полностью своих секретов Михаил Муха не выдает (сейчас занимается патентованием технологии), производство не показывает, но утверждает, что способен выпускать до тысячи рюмок пяти основных цветов (создаются с помощью пищевых красителей) еженедельно.
Правда, пока в таком количестве продукт спроса не находит — для этого его необходимо активно продвигать (чем Михаил и занимается, главным образом с помощью интернета). Но постоянные заказчики — рестораны, бары, а также кейтеринговые компании, занимающиеся организацией банкетов-фуршетов, уже прочувствовали инновационность предложения.

После рюмок у Михаила Мухи появились в ассортименте икорницы, блюда изо льда, фигурки (например, собачка высотой 40 см стоит 1,3 тысячи рублей), а сейчас он сделал для свадебных церемоний ледяную туфельку (350 рублей)...

Одна ледяная стопка от Mobi-Ice стоит 15 рублей, и «живет» она при комнатной температуре около 20 минут, в течение которых пригодна к многократному использованию, или 4 часа в термоконтейнере, без дополнительного охлаждения. И, как утверждает Михаил Муха, пока производство — на грани рентабельности, учитывая все накладные расходы, а само по себе поддержание холода — дело весьма затратное, о чем прекрасно осведомлены производители мороженого, утверждающие, что в себестоимости их продукта холод занимает существенно больше половины (например, 1 кв. м холодильника, вместе с агрегатом, будет стоит порядка 750 долларов). Все дело решит существенное увеличение сбыта «ледяной» продукции.

«В перспективных планах — открытие галереи ледяных скульптур, причем круглогодичной, где можно будет также выпить стопку водки из ледяной рюмки», — рассказывает Михаил Муха.

Правда, часть замысла директора Mobi-Ice уже воплотил в Питере предприниматель Олег Лучников, открывший не так давно круглогодичный ледяной бар с красноречивым названием «Лед». Здесь изо льда построен весь интерьер — от барной стойки до мебели. Понятно, основные затраты — это изоляция помещения от внешней среды и нагнетание холода. Поддерживать подобные условия помогают соответствующие цены: стопка водки стоит от 200 рублей. Но за эксклюзивность надо платить.

Дым изо льда
В отличие от рынка пищевого льда, который еще предстоит в полной мере сформировать, рынок льда «сухого» успешно существует с советских времен. Тогда практически монополистом на нем был комбинат «Айс-Фили» (точнее, его дочернее подразделение «Экстракт-Фили»), не так давно, в связи с реконструкцией, прекративший выпуск продукции. В результате на столичном рынке осталось две компании-производителя — «Седьмой хладокомбинат» и «Фрозекс» (есть еще несколько компаний, например, клининговая фирма «Деметра», но они делают сухой лед для собственных нужд).

Заказчики сухого льда постоянные — это мясокомбинаты и транспортники («рефрижераторщики» берут лед с собой, на случай отказа холодильника), сухой лед используют для разгона облаков во время праздников московские власти, им обкладывают торты-мороженое на вечеринках, ледяные скульптуры, а концертные организации с помощью специальных дыммашин извлекают дым из сухого льда (еще раньше сухим льдом пользовались мороженщики). В последнее время эту продукцию берут косметические фирмы, а также медицинские компании, транспортирующие кровь за границу для анализа.

Ежегодно, по мнению специалистов, Москва потребляет от 500 до 1000 тонн сухого льда (таким образом, оборот этого рынка — чуть менее 1 млн долларов ежегодно).

Получают сухой лед следующим образом: углекислый газ, образующийся при сжигании природного газа, превращают в угольную кислоту, а уже она замораживается при температуре порядка –78°С. В товарном виде сухой лед представляет собой кубы весом 30 килограммов.

Генераторы сухого льда небольшой производительности (до нескольких сот килограммов в сутки) вполне доступны по цене и весьма рентабельны (один килограмм сухого льда стоит 25 рублей). Например, подобный агрегат в компании «Рефкон» можно приобрести за 25 тысяч евро, а в компании «Фрозекс» установлен подержанный льдогенератор фирмы «Ользен» ценой порядка 60 тысяч долларов (новый стоит около 100 тысяч долларов).

«Для производства сухого льда мы закупаем жидкую углекислоту на химкомбинатах, по цене примерно 4 тысячи рублей за тонну, — рассказывает Рустем Мусатов. — Из 2,3 килограмм кислоты можно получить один килограмма льда. Получается, что себестоимость (по сырью) килограмма льда составляет 11 рублей, а цена на продажу — уже 25 рублей».

Конечно, то, что «Экстракт-Фили» пока прекратил продавать сухой лед, оказалось весьма на руку другим участникам рынка. Рустем Мусатов не скрывает по этому поводу радости, говоря, что клиентам комбината «Фили» никуда не деться — лед им все равно требуется, и значит, они придут к нему («Фили» раньше ежемесячно замораживали порядка 250 тонн льда).

Искусство Снежной королевы
Лед используется не только в утилитарных целях. Первоначально в Москве, а сейчас уже и во многих регионах работают десятки «ледовых» скульпторов, а в сезон — целых бригад, колесящих по стране в поисках выгодных заказов от муниципалитетов и просто богатых людей.

Лед — весьма податливый материал (в чем убедился автор этих строк в цехе компании «Вьюговей»), из которого можно ваять скульптуры или создавать интерьерные объекты для вечеринок и презентаций, причем весьма просто и быстро (как утверждают специалисты, за неделю-месяц даже человек без профильного образования может обучиться простым формам этого искусства). Например, шведская фирма «Юккас АБ» для целей производства скульптур ежегодно посылает трейлеры со льдом в Бельгию, Австрию, Францию, Голландию, за сезон продавая сотни тонн льда. Предприимчивым шведам даже удалось продать 12-тонную глыбу льда в Африку, что стало главной «фишкой» на демонстрации мод в Сахаре. Из России лед пока не экспортируют (возможно, это связано с таможенными проблемами — как его декларировать), а используют для собственных нужд — создания произведений искусства на местах. И вполне успешно.

У основания этого бизнеса в нашей стране стоял Виктор Чернышов, ныне президент Ассоциации скульпторов России по снежным, ледовым и песчаным композициям, создатель самой известной на этом рынке компании «Вьюговей» (именно эта компания создавала нынешней зимой «Биг Бен» в центре Москвы, собор Василия Блаженного в Лондоне, уже шесть лет готовит скульптуры для правительственного банкета 30 декабря, делала ледовые скульптуры на дачах Ельцина и Лужкова, проводит профильные фестивали по всей стране...). На питерском рынке лидирует «Ледовая студия Валерия Громова» (ученика Чернышова), которая в этом году построила Ледовый Дворец Екатерины, одна только страховка которого обошлась в 150 тысяч долларов.

Художники по льду добывают материал зимой в водоемах Крылатского и набивают им льдохранилища. Летом выращивают лед самостоятельно, в специальных установках.

Стоимость скульптуры зависит от ее размеров и сложности исполнения. Небольшая скульптура для банкета (например, полуметровый лебедь) может стоить порядка 120 долларов; фигура, изготовленная на даче заказчика или у порога его городского особняка, — от 300 до 1000 долларов, а городок из снега и льда — от 1,5 тысяч долларов.

Основной текущий бизнес «Вьюговея» — поставка скульптур на вечеринки, свадьбы, презентации. Заказы компания обычно получает от креативных агентств, занимающихся организацией этих мероприятий. Особенно в сезон (самый удачный месяц для «ледового» бизнеса — декабрь) компании нередко приходится делать более десятка скульптур ежедневно, а штат увеличивается почти в два раза — за счет приглашенных по договору скульпторов.

Но наиболее выгодные заказчики — корпоративные. Например, в этом году выставку «ПродЭкспо» украшала композиция с барной стойкой, мебелью и ледяной горой компании «Немирофф», которую выполнила студия «Громова», доставив из Питера. По словам специалистов, подобный проект мог обойтись «водочникам» порядка 10–15 тысяч долларов. Но эффект от подобной композиции налицо — постоянное внимание посетителей, а объект стал местной достопримечательностью — кто откажет себе в удовольствии сфотографироваться в ледяном баре. На что и был, собственно, весь расчет.



Журнал "ПРОДиндустрия", апрель 2006 год

© 2005 posuda-ice.ru
123100, Россия, Москва, ул. Мантулинская, д. 5.
Тел./факс:   8(985) 220-46-19,   8(915) 191-13-55,   8(495) 782-44-24
E-mail: ice@mobit.ru


Rambler's Top100
обмен ссылками